Проповедь на воскресенье в октаве Рождества Христова

Поздравляю всех прихожан с Рождеством и наступающим Новым годом! Во Христе возлюбленные братья и сёстры! После Богородицы, Пресвятой Девы Марии, и после Святого Иосифа первыми человеческими поклонниками новорождённого Спасителя были пастухи. Они первые пришли поклониться Ему из людей. Простые, бравые и душевные люди. Хотя жизнь их была суровая, тем не менее, они были людьми очень счастливыми и богоугодными. Такими же людьми были и создатели самого популярного рождественского песнопения «Тихая ночь, святая ночь».

Первый раз эта песня прозвучала в 1818 году, по окончании наполеоновских войн, на полуночной Мессе в австрийском местечке Оберндорф, что недалеко от города Зальцбург. Обратим сначала внимание на биографию создателей текста и мелодии этого песнопения. Эти два человека похожи на пастухов: они были очень бедные, даже нищие, но простые и, можно сказать, богоугодные люди, как и вифлеемские пастухи.

Первый из них, священник Йозеф Мор, поэт, родился в 1792 году и умер в 1848 году. Родился он 11 декабря 1792 года в Зальцбурге — великом городе великого композитора Моцарта — в семье бедной вязальщицы и дезертировавшего французского мушкетёра. Это была, конечно, очень нищая жизнь: муж-дезертир — такому человеку дают лишь те работы, за которые не хотят браться другие люди, а женщина с такой профессией тоже гарантированно была обречена на нищую жизнь. Детство и юность он провёл в Зальцбурге. Да, он был человеком из простого народа, но благодаря финансовой поддержке кафедрального викария Иоганна Непомука смог посещать университет. Таким образом, нашёлся добрый человек, который заметил его некоторый талант и помог ему поступить на учёбу. После изучения богословия, в 1815 году он был посвящён в священники секулярного клира и назначался в различные небольшие приходы страны, но почти всю жизнь служил викарием, что свидетельствует о том, что всё же он не был человеком сильно выдающимся. С 1818 по 1819 годы он осуществлял обязанности викария (напомню, что это вспомогательная позиция) в Оберндорфе, где и было впервые исполнено сие известное песнопение, которое и мы ещё сегодня получим удовольствие послушать. Поскольку он сам был выходцем из народа, то очень любил простых и бедных людей, как пастухи в Вифлееме. Так он и познакомился с Францем Ксавьером Грубером, увлекавшимся написанием музыки и создавшим мелодию «Тихой ночи, святой ночи». Как упоминалось выше, в течение почти всего жизненного пути Йозеф Мор был лишь викарием, но, наконец, всё же получил место приходского настоятеля, однако это было уже лишь в последние годы его жизни. В 1837 году он переехал в Ваграйн, где отличился выдающейся душевной работой — строительством школьного дома по его инициативе. Кроме того, он позаботился о создании системы ухода за бедными. Как пастухи принесли в своё время дары нуждающемуся Святому Семейству, так и эта простая душа помогла страждущим. Это объединяет Йозефа Мора с вифлеемскими пастухами — первыми поклонниками Иисуса Христа. Не удивительно, что такой человек смог создать самую популярную рождественскую песню. Он скончался 4 декабря 1848 года от последствий паралича лёгких, прожив почти 56 лет.

Теперь обратим внимание на музыкального создателя песнопения «Тихая ночь». Это был Франц Ксавьер Грубер. Композитор знаменитой песни увидел свет 25 ноября 1787 года в семье льняных ткачей из Верхней Австрии. Как и его отец, он был пятым из шести детей в семье, и освоил профессию ткача, которой и зарабатывал до 18 лет. И, наверное, так всё и осталось бы на всю его жизнь, поскольку Грубер не смог бы сам обеспечить себе образование без вмешательства покровителя. Как видим, композитор «Тихой ночи, святой ночи» тоже происходил из простого народа. К счастью, школьный учитель распознал его музыкальный талант и начал преподавать ему уроки музыки. Точно так же, как и его покровитель, Франц Грубер стал школьным учителем, сдав экзамен на право заниматься данной деятельностью в 1806 году. Уже в 1807 году он поступил на работу в Арнсдорф, а в 1816 году устроился в Оберндорф, где и была впервые исполнена знаменитая песня. В 1829 году Грубер переехал в Берндорф, а потом и в тирольский Халлайн. Интересно, что здесь он посвятил себя полностью любимому делу — музыке, занимаясь ею до самой смерти. Он был регентом хора, вокалистом и органистом, сочинил более семидесяти церковных музыкальных произведений. А ещё он был ризничим (сакристианином — Прим. DOMINUS.BY). Можно сказать, этот человек всю жизнь служил Церкви. Запомнился он больше всего паралитургическими песнями, которые не входят в Мессу, но народу можно их петь в определённые моменты богослужения.

Как же создавалась наша любимая песня «Тихая ночь, святая ночь», переведённая в настоящий момент на, как минимум, 330 разных языков, исполняемая во всех странах мира, где живут христиане? Что важно, и у протестантов эта песнь поётся! И у православных тоже, потому что вскоре после создания это песнопение исполнялось на встрече австрийского императора Франца I (более известен как император Священной Римской империи под именем Франц II — Прим. DOMINUS.BY) и русского царя Александра I в 1822 году — всего лишь через четыре года после написания песни! Текст песни был написан священником Йозефом Мором за два года до написания музыки, когда он служил викарием на приходе Пресвятой Марии, в качестве поэмы на Рождество, причём там были не три столбца, обычно исполняемые в настоящее время, а шесть. 24 декабря, в Сочельник, 1818 года Мор пришёл к учителю Францу Груберу со своей поэмой и очень сильно попросил его наложить на неё музыку для двух голосов, чтобы петь а капелла, и для гитары. Исполнять её поэт и композитор собирались сами (у священника был очень красивый тенор, а у учителя — глубокий бас), в сопровождении гитары. К чему была нужна такая спешка? Потому что орган сломался! Поскольку старый орган внезапно навсегда испустил дух, под угрозой мог оказаться уже дух Рождества. Ведь как можно праздновать Рождество без музыки? Это было бы весьма печальное Рождество… Священник решил исправить ситуацию, так как умел играть на гитаре и был викарием: Мессу служил бы настоятель, а они с учителем-органистом взяли бы на себя музыкальное сопровождение. Через несколько часов музыка была написана, а в полночь уже состоялась премьера «Тихой ночи», преведшая в восторг всех присутствовавших людей.

Сломался орган. И благодаря этой бедственной ситуации было создано самое популярное, распространённое рождественское песнопение в мире. Стоит чуть-чуть остановиться на этом моменте и подумать, ведь в Вифлееме тоже была бедственная ситуация: в гостинице не было места для Марии и Иосифа, а Пресвятая Дева Мария родила в хлеву — тоже, своего рода, импровизация, как с этой песней. Это событие прославили ангелы, ведь пел ангельский хор. А пастухи принесли дары: материальную помощь нуждающемуся Святому Семейству. Два создателя «Тихой ночи» были такими же людьми, как пастухи: с простой душой, из бедного народа, понимающие ситуацию — и сделали великое дело, можно сказать, из ничего, а на подобное способен лишь человек, имеющий душу, подобную вифлеемским пастухам. Для нас мораль этой проповеди такова: великие дела рождаются всегда в тишине, без сенсации, но в планах Божиего Проведения. Проведение Божие может извлечь добро из бедственной ситуации. Ведь мы тоже находимся в довольно бедственной ситуации: эта пандемия, с ней столько ограничений, а от неё столько опасностей — поэтому здесь тоже надо иногда немножко импровизировать. Но, самое главное, друзья, не забудьте, что есть Проведение Божие. Проведение Божие превыше всего, поэтому нельзя чересчур бояться: например, не ходить целый год на службу из-за боязни заболеть коронавирусом. Ведь тогда нельзя и на машине ездить: тоже кто-то может врезаться в вас — и вы умрёте. Или вам просто упадёт черепица на голову. Мы не застрахованы ни от чего, ведь всё идёт по Проведению Божиему. И мы должны доверять свою жизнь Проведению Божиему и знать, что Господь может извлечь добро из любой ситуации.

Во имя † Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Отец Вернер Готфрид Бёзигер FSSPX

26 декабря 2021 года, Минск


Иллюстрация: Одна из оригинальных нотаций «Тихой ночи», написанная рукой Франца Грубера; около 1860 года.

Проповедь на Рождество Христово

Во Христе возлюбленные братья и сёстры! Евангелист Лука начинает рассказ о Рождестве Христа с повеления кесаря Августа сделать перепись по всей земле. В Священном Писании нет ни одного лишнего слова: каждое слово, каждая фраза имеют свой глубокий смысл и своё значение — лишнего нету в Священном Писании. На первый взгляд, повеление Августа имело очень трагические последствия для Святого Семейства: Пресвятая Дева Мария должна рожать во время путешествия — однако всё это происходило абсолютно по Воле Божией и по Проведению Божиему.

Начнём наши размышления именно с кесаря Августа. Его настоящее имя — Октавиан, а Август это не собственное имя, а титул: Augustus переводится на русский язык как «великий, славный». Поскольку его имя — Октавиан, правильно следовало бы написать: «…вышло от кесаря Октавиана Августа (или «Октавиана Великого», «Октавиана Славного») повеление сделать перепись по всей земле». Но почему же Святой Лука упомянул лишь его титул — Великий: «…вышло от Великого…»? Потому что он самый великий из всех римских императоров: все римские императоры были императорами войны — из всех них один, лишь один, Август, Октавиан Август, был императором мира.

В языческой столице Римской Империи, древнем городе Риме, стоял храм в честь Марса, бога войны. Вы знаете, что есть и такая красная планета, которая тоже называется Марсом, потому что красный цвет этой планеты напоминал римлянам кровопролитие, кровавую войну, языческим богом которых и считался Марс. На протяжении почти всего периода Римской Империи врата храма Марса были всегда широко открыты: это был символ того, что люди должны были приходить в этот храм Марса и молиться за военный успех богу войны. Но во времена императора Октавиана Августа врата этого храма были заперты, потому что во всей Римской Империи царил глубокий мир. За это Октавиану и было дано имя Augustus — Величайший. Он был действительно великим политическим миротворцем и мудрым правителем.

С императора-миротворца начинается рассказ о Рождестве Иисуса Христа, нашего Спасителя. Ему надлежало примирить всё человечество с Богом. Он повелевает, кроме того, людям примириться между собой. И Он может устанавливать внутри человека мир. Он может дарить мир душам. Так, во времена правления миротворца Августа родился Князь Мира Иисус Христос. Ночь, в которую он родился, должна была быть самой тихой и мирной. Если в древнее время рождался сын сильного правителя, вельможи, радостная весть передавалась народу сразу же бурным и шумным весельем. Позже в истории при рождении царского наследника стреляли изо многих пушек, чтобы разбудить даже спящих, дабы они все присоединились к радостному событию. А Рождение Христа произошло иначе: без шума, в тишине, ночью, когда все спали и никто ничего не заметил — глубокой тихой ночью Он родился, без шума, без сенсации… Самая мирная ночь… Потому что Он должен установить мир. Он Князь Мира! Только ангелы с восторгом воспевали: «Слава в вышних Богу и на земле мир людям доброй воли!»

Это первый урок Рождества: самое великое событие в истории человечества начинается в тишине, без сенсации, без шума. Спокойствие — это воздух души. Есть такая французская поговорка: «От шума не бывает добра, а настоящее добро не создаёт шум» (фр. Le bruit ne fait de bien et le bien ne fait pas de bruit). Мир, спокойствие, тишина — это условия даже для интеллектуальной работы, для важных дел, а для молитвы — тем более. Все серьёзные дела нуждаются в спокойствии, в тишине, в мире. Вот как начинается повествование о Рождестве Христовом.

Для чего кесарю нужна была перепись? Зачем он её проводил? По свидетельству римских историков, после смерти кесаря Августа в римском сенате был прочитан оставленный кесарем собственноручный реестр государственных доходов и расходов с тщательным обозначением количества податей и налогов. Ему нужна была перепись, чтобы установить размер налогов: кто сколько должен — чтобы государство могло осуществлять все свои функции.

Почему же Проведение Божие не пощадило особым образом Пресвятую Деву Марию? Почему именно такое совпадение, что во время этой переписи — именно во время переписи — в сопровождении Святого Иосифа она должна была идти в другой город, родной город, и там рожать в загоне для скота? Какой смысл в этом? У них в Назарете был бы хороший дом, все условия для родов, но, как назло, нужно было идти в путь. Почему всезнающий Бог, управляющий всем, почему Он выбрал для них такие обстоятельства? Перепись была сделана, чтобы установить, какими налогами надо было обложить страну. Именно в это время родился Тот, Кто записывает всех людей в Книгу Жизни. Святой Иоанн Богослов в своём Откровении пишет о Книге Жизни, где записаны имена избранных, которые попадут на Небеса, но также Святой Иоанн пишет, что имена злодеев исторгнуты из этой Книги Жизни. Во время Рождества Христова, когда двигался весь мир, родился Тот, Кто движет историю и вообще Вселенную.

Как сможем мы найти какой-либо высший смысл в самом месте Рождения — в загоне для скота? Если мы ездим на поезде, мы знаем, что есть разные вагоны, в которые нужно покупать разные билеты: есть общий вагон, есть плацкартный вагон, а есть ещё купейный вагон (самый лучший, где вместе едут лишь четыре человека). Подобно тому, в тогдашних гостиницах были отдельные комнаты для богатых людей, которые имели средства расплатиться, но была ещё и общая комната для бедных, где могло быть очень много людей: двадцать-тридцать человек. На отдельную комнату у Святого Иосифа не было денег, а в общей комнате нельзя было остановиться по причине приличия: как может женщина на глазах всех рожать? Даже простой человек, не святой, на такое не решился бы, а уж тем более — Пресвятая Дева Мария. Не для посторонних это глаз. Тем более, Его роды были чудесными, поскольку она родила не как обыкновенная женщина. Святое Семейство предпочло приличие комфорту. Такое предпочтение называется нравственным достоинством.

Евангелист Лука рассказывает, что после Рождения Христа Пресвятая Дева Мария сама спеленала и положила Его в ясли. Это очень важная маленькая деталь! Она не потерпела ни боли в родах, ни слабости после родов. Обычно девять месяцев беременности для многих женщин — очень тяжёлое время. И после родов они могут быть, мягко говоря, усталыми. Не сразу же после родов женщина и идёт работать: надо же матери как-то восстановиться. Христос, написано в Евангелии, когда воскрес, вошёл в комнату при запертых дверях. Поскольку Он Бог! Чудесно Он был и зачат. И, как и при зачатии, Он вышел из лона матери, не причиняя ей боли — не так, как это обычно бывает, когда роды ребёнка сопровождают болезненные вопли матери. Нет, это было не так! Во время Рождения Иисуса Христа Дева Мария ничего такого не почувствовала, никаких болей, потому что Христос оставил её девственницей. Это было чудесное Рождение. Иоанн Толмачёв (автор четырёхтомного пособия по практической гомилетике, популярного в РПЦ, умер в 1897 году — Прим. DOMINUS.BY) называет Пресвятую Деву Марию «Приснодева». Что это значит? Что она осталась девой и после родов. Это чудо! Современные люди часто смеются из-за непонимания того, что могут существовать вещи, превосходящие возможности познания нашего разума. Пресвятая Дева Мария — это дева и матерь. Одновременно! Матерь она для всех нас, а дева она для Бога, Которому старательно служит. Он никогда не посылает нам испытания сверх наших сил, поэтому для Девы Марии загон для скота был не таким страшным, каким бы он был для обыкновенной женщины. Потому что она не страдала от этих родов. Для неё они не были такие тяжёлые, как для обыкновенного человека. Мы знаем, что эти боли и тяготы при родах — это последствия первородного греха Евы, Адама и Евы. А Дева Мария безгрешна, она зачата без греха и всю жизнь без греха прожила, не пострадав от последствий первородного греха. Она Приснодева: перед родами, во время родов и после родов.

Бог хотел родиться именно так, чтобы побудить людей с добрым сердцем творить добро и помогать нуждающимся. Переходим к роли пастухов. Они были призваны к яслям и принесли свои дары. И по сей день бывают люди богатые и люди бедные. А почему не все люди имеют одинаковое достояние? Разве не было бы это более справедливым? Чтобы те, которые изобилуют, делились с теми, кто в этом действительно нуждается, кто действительно не может без чужой помощи жить. Бедные упражняются в смирении, терпении, уповании на Бога, а богатые — в щедрости, в милосердии. Люди, которые гонятся только за золотом, за земными благами, не могут оценить ценности глубокой радости сегодняшнего дня — они не ценят духовные блага. Поэтому Младенец Иисус захотел родиться нищим: хотя Он самый богатый, Он Бог, Он захотел родиться нищим, чтобы мы переоценивали свои приоритеты. Человек может родиться сыном миллионера (или, на сегодняшний день, миллиардера), но ему не поёт ангельский оркестр, как пело всё Воинство Небесное во время Рождества Иисуса Христа. И сын самого богатого человека не может сам себе выбрать место, и день, и час своего рождения.

Мы собрались в эту святую ночь, чтобы размышлять в тишине и дивиться великой мудрости Божией. То, что наименее понятно, содержит наибольший смысл в Божием Проведении. Пусть один лишь взгляд на Божественное Дитя нам откроет новую перспективу на всю жизнь. Важно не то, что нам кажется важным. Важно то, что на самом деле важно: тишина, мир и скромность.

Во имя † Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Отец Вернер Готфрид Бёзигер FSSPX

25 декабря 2021 года, Минск


Иллюстрация: «Перепись в Вифлееме», Питер Брейгель Старший, 1566.

В пять тысяч сто девяносто девятый год от сотворения мира…

Перед Мессой в ночь Рождества Христова в Novus Ordo поётся провозглашение этого радостного события. В нём Рождество привязывается к другим историческим событиям: как библейским, так и из жизни Рима и Греции.

В традиционной форме римского обряда провозглашение Рождества читается во время Примы (одного из канонических часов Бревиария; кстати, Приму отменил Второй Ватиканский Собор, поэтому её нет в Литургии Часов Novus Ordo, но, слава Богу, она сохранилась в традиционном римском обряде) следующим образом:

Octavo Kalendas Ianuarii Luna septima Anno 2021 Domini.
Anno a creatióne mundi, quando in princípio Deus creávit cælum et terram, quinquiés millésimo centésimo nonagésimo nono;
a dilúvio autem, anno bis millésimo nongentésimo quinquagésimo séptimo;
a nativitáte Abrahæ, anno bis millésimo quintodécimo;
a Móyse et egréssu pópuli Israel de Ægýpto, anno millésimo quingentésimo décimo;
ab unctióne David in Regem, anno millésimo trigésimo secúndo;
Hebdómada sexagésima quinta, iuxta Daniélis prophétiam;
Olympíade centésima nonagésima quarta;
ab urbe Roma cóndita, anno septingentésimo quinquagésimo secúndo;
anno Impérii Octaviáni Augústi quadragésimo secúndo, toto Orbe in pace compósito, sexta mundi ætáte,
Iesus Christus, ætérnus Deus æterníque Patris Fílius, mundum volens advéntu suo piíssimo consecráre, de Spíritu Sancto concéptus, novémque post conceptiónem decúrsis ménsibus;
in Béthlehem Iudæ náscitur ex María Vírgine factus Homo.
Natívitas Dómini nostri Iesu Christi secúndum carnem.
8-й день (перед) январскими Календами, 7-я Луна Года 2021-го Господнего.
В 5199-й год от сотворения мира, когда Бог впервые сотворил небо и землю;
в 2957-й год от потопа;
в 2015-й год от рождения Авраама;
в 1510-й год от Моисея и исхода народа Израилева из Египта;
в 1032-й год от помазания Давида на царя;
в 65-ю неделю, согласно пророчеству Даниила;
во 194-ю Олимпиаду;
в 752-й год от основания города Рима;
в 42-й год правления императора Октавиана Августа, когда вся земля находилась в покое, в 6-ю эпоху мира;
Иисус Христос, предвечный Бог и Сын предвечного Отца, желая освятить мир Своим полным благодати пришествием, зачатый от Духа Святого, по прошествии 9-и месяцев после зачатия;
в Вифлееме Иудейском родился от Марии Девы, став Человеком.
Рождество Господа нашего Иисуса Христа по плоти.

В древнем мире не существовало стандартного календаря, поэтому наилучшим способом передать дату какого-либо события была его привязка к другим событиям. Пересечение нескольких временных отрезков и давало точную дату. Если провести вычисление, исходя из дат провозглашения, получится, что Рождество выпадает на 3 либо 2 год до н. э. Эта дата подтверждается современными исследованиями.

Несколько слов про происхождение этого текста. Он взят из Римского Мартиролога — календарного списка святых, которых Церковь почитает в Своей Литургии. В традиционном римском обряде Римский Мартиролог играл (и играет) существенную роль. Во время канонического часа Примы читался список мучеников, исповедников и дев на следующий день. Это довольно-таки красочное описание того, кто, где и за что пострадал.

Для примера дадим перевод фрагмента Римского Мартиролога на 25 декабря, который идёт после провозглашения Рождества Христова и прекрасно демонстрирует, что в этот день стоит задуматься не только о песнях, ёлках и подарках:

В тот же день торжество Святой Анастасии. Во времена Диоклетиана её поначалу держал в суровом и долгом заключении её муж Публий, но Святой Хризогон, исповедник, много её утешал. Потом Флор, префект Иллирии, снова сказал её долго удерживать. Наконец, с растянутыми руками и ногами её привязали к столбам и зажгли вокруг костёр, и она скончалась. Происходило это на острове Пальмария. Одновременно с ней привели также 70 женщин и 200 мужчин, которых также замучили разными способами.

В Барселоне, в Испании, день смерти Святого Петра Ноласко, исповедника, основателя ордена Матери Божией Милосердной, освободительницы заключённых, который имел великие добродетели и дар чудес. Его праздник отмечается в январе.

В Риме, в катакомбах Апраниана, мученичество Святой Евгении, девы, которая во времена императора Галлиена отметилась многочисленными добродетелями, много святых дев добыла для Христа и во времена римского префекта Ницета была, наконец, рассечена мечом.

В Никомедии мученическая смерть многочисленных тысяч мучеников. Когда в день Рождества они собрались для празднования Святых Тайн, Диоклетиан сказал закрыть двери костёла, разложить костёр вокруг костёла, а на дворе выставить треногу и кадильницу. Затем он громким голосом провозгласил, что каждый, кто хотел бы избежать смерти в огне, пусть выйдет и принесёт в жертву ладан Юпитеру. Однако все единогласно заявили, что готовы умереть ради Христа. Тогда зажгли огонь, который всех спалил. И так она соделались достойными счастья войти в небо в тот самый день, когда Христос ради спасения мира сошёл на землю.

℣. И в других местах много святых мучеников и исповедников, а также святых дев.

℞. Благодарение Богу.

Статья почти полностью переведена с беларусского языка (некоторые части были опущены). Если Вы хотите прочесть оригинал и поддержать вниманием к его текстам автора одного из лучших беларусскоязычных сайтов, посвящённых римско-католической традиции, переходите по ссылке:
https://scriptoriumnostrum.wordpress.com/2017/12/25/kalenda/

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ / О молитве «Salve, Regina» / ГЛАВА 1 / Salve Regina, Mater misericordiæ / Раздел 1. О великой уверенности, которую нам следует иметь в Марии, ибо она есть Матерь милосердия

ВЕЛИЧИЕ МАРИИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

О молитве «Salve, Regina»

В этой части рассматриваются многие обильные милости, которые Матерь Божия дарует своим почитателям (по молитве «Salve, Regina»).

ГЛАВА 1

Salve, Regina, Mater misericordiæ

Раздел 1. О великой уверенности, которую нам следует иметь в Марии, ибо Она есть Матерь милосердия

Славная Пресвятая Дева Мария была возведена в достоинство Матери Царя Царей, поэтому Святая Церковь справедливо почитает Её и желает, чтобы все почитали Её как Царицу. Святой Афанасий пишет: «Если сей Сын — Царь, то Мать, родившая Его, по праву считается Царицей и Владычицей»[1]. Святой Бернардин Сиенский говорит: «С момента, когда Мария согласилась стать матерью Предвечного Слова, Она заслужила титул Царицы Мира и всего творения»[2]. Арнольд из Шартра, настоятель бенедиктинского монастыря, отмечает, что «плоть Марии не отличалась от плоти Иисуса, поэтому и царское достоинство Сына не стоит отрицать в Его матери… Из этого следует, что мы должны признать: царственная слава Сына и Матери не просто общая, а одна и та же»[3].

Если Иисус — Царь вселенной, то Мария — её Царица. Аббат Руперт говорит: «Как Царица, Она по праву обладает всем царством Сына»[4]. Отсюда Бернардин Сиенский заключает, что «все творения, которые служат Троице, служат и Марии; ибо все творения, либо духовные, как ангелы, либо разумные, как люди, либо телесные, как небесные тела и элементы [подлунного мира], и всё, что на небе и на земле, как проклятые, так и блаженные, которые все подчинены власти Божией, также подвластны и славной Деве»[5]. Аббат Геррик, обращаясь к Божественной Матери, говорит: «Продолжай, Мария, продолжай распоряжаться сокровищами своего Сына; поступай как Царица, Мать и Супруга Царя: Ты искала покоя, но обрела бо́льшую славу, которая подобает Тебе: царство и власть»[6].

«Коронование Девы Марии», Диего Веласкес (1645).

Итак, Мария – Царица, но, ко всеобщему утешению, Она ласкова, милосердна и настолько готова помогать нам в наших несчастьях, что Святая Церковь желает, чтобы в молитве мы приветствовали Её, именуя Царицей Милосердия. Альберт Великий отмечает, что «королевский титул отличается от императорского, предполагающего суровость и жёсткость, он означает сострадание и милосердие к бедным». Сенека говорит: «Сие величественное и огромное имеют цари, что никакой день не похитит: помогать обездоленным»[7]. В то время как тираны в своём правлении ищут выгоды только себе, короли должны заботиться о благе своих подданных. Именно поэтому при коронации их помазывали елеем, символом милосердия, чтобы показать, что короли должны, кроме всего прочего, питать в сердцах своих сострадание и благоволение к своим подданным.

Таким образом, короли должны заниматься преимущественно делами милосердия, но не настолько, чтобы забыть о справедливом наказании виновных. Однако в случае с Марией дело обстоит по-другому. Она, хоть и Царица, но не Царица Справедливости, занимающаяся наказанием нечестивых, а Царица Милосердия, желающая лишь сочувствовать и прощать грешников. Поэтому Церковь требует, чтобы мы ясно называли Её Царицей Милосердия. Великий канцлер Парижского университета Жан Жерсон в своих Комментариях на слова Давида «… два сих слышал я, что сила у Бога, и у Тебя, Господи, милость»[8], говорит, что Царствие Божие, состоящее из справедливости и милосердия, было разделено Господом: царство справедливости Он оставил Себе, а царство милосердия уступил Марии, распоряжаясь, чтобы все милости, подаваемые людям, шли через руки Марии и распределялись по Её воле. Вот слова Жерсона: «Царство Божие состоит из власти и милосердия; власть остаётся за Господом, а милосердие неким образом уступается Матери Христа, Царице и Невесте»[9]. Святой Фома подтверждает это в своём предисловии к каноническим Евангелиям, говоря: «Когда Пресвятая Дева зачала Предвечное Слово в Своём чреве и родила Его, Она обрела половину царства Бога; так что Она — Царица Милосердия, как Иисус Христос — Царь Справедливости»[10].

Предвечный Бог сделал Христа Царём Справедливости, и, как следствие, Судьёй мира, как воспевает царственный пророк: «Боже! Даруй царю Твой суд и сыну царя Твою правду»[11]. Искусный толкователь начнёт отсюда новую тему и скажет: «О Господь, Ты отдал справедливость Своему Сыну, ибо милосердие отдал Матери Царя». Святой Бонавентура, перефразируя Давида, говорит: «Боже! Даруй Царю Твой суд и милосердие — Царице, Матери Его»[12]. Эрнест, Архиепископ Пражский, также отмечает, что «предвечный Бог даровал управление судом и воздаянием Сыну, а служение милосердия и помощи нуждающимся отдал Матери»[13]. Поэтому Давид предрёк, если можно так выразиться, что Сам Бог посвятил Марию в царицы, помазав Её елеем радости («Помазал Тебя Бог Твой елеем радости»[14]), чтобы все несчастные дети Адама радовались, имея на небесах такую великую Царицу, исполненную милосердия и сострадания к нам. Вместе со Святым Бонавентурой мы можем сказать: «О Мария, Ты исполнена елея милосердия и елея сострадания»[15], посему помазал Тебя Бог елеем радости.

Альберт Великий обращается к истории царицы Есфирь, прекрасно показывая в ней прообраз нашей Царицы, Марии. В четвёртой главе книги Есфирь мы читаем, что царь Артаксеркс издал указ по всему царству, приказывая умертвить иудеев. Тогда Мардохей, один из приговорённых, передал информацию об указе [своей приёмной дочери] Есфири, чтобы она предстала перед царём и добилась отмены приговора. Поначалу Есфирь отказалась брать это на себя, боясь, что это только больше разозлит царя. Но Мардохей упрекнул её и напомнил, что она должна думать не только о том, чтобы спастись самой, но что Бог дал ей царское достоинство ради спасения всех иудеев: «Не думай, что ты только свою душу спасёшь, потому что ты пребываешь в доме царя одна из всех иудеев»[16]. Мы, несчастные грешники, тоже можем обращаться к нашей Царице, Марии, которая никогда не отказывалась просить у Бога освобождения от справедливого наказания, которое мы заслужили: «Помысли, о Госпожа, что Бог возвёл Тебя в достоинство Царицы мира не только ради Твоего блага, но и для того, чтобы Ты, обретя такое величие, могла проявлять больше сострадания и помогать нам, несчастным грешникам».

Есфирь перед Артаксерксом, фреска в фарном (приходском) костёле Вознесения Девы Марии на территории бенедиктинского аббатства Форнбах, Нижняя Бавария.

Как только Артаксеркс увидел стоящую перед ним Есфирь, сразу же с любовью спросил, чего она хотела. Царица ответила: «Если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей!»[17]. Артаксеркс удовлетворил её просьбу и немедленно приказал отозвать указ об истреблении иудеев. Итак, если Артаксеркс из любви к Есфири даровал по её просьбе спасение иудеям, неужели Бог не внемлет мольбам Марии, которую Он так сильно любит, когда Она молится о бедных грешниках, которые отдались на Её милость? Представьте, как Она говорит Ему: «Царь мой и Бог мой! Если я нашла благоволение в очах Твоих (а Божественная Матерь хорошо знает, что Она была блаженной и святой, единственной из человеческого рода обретшей благодать, утерянную человечеством, и хорошо знает, что Она возлюблена Господом более, чем все святые и ангелы вместе взятые) даруй мне народ, о котором прошу, если любишь Меня, Господи, даруй мне этих грешников, за которых прошу». Возможно ли, чтобы Бог отказал Ей? И есть ли среди вас те, кто не знает о силе молитв Марии к Богу? «Закон милосердия в устах её»[18]. Каждая Её молитва как установленный Господом закон: к тем, за кого просит Мария, должна проявляться милость. Святой Бернард задаётся вопросом, почему Марию называют Царицей Милосердия. Он говорит, что так «потому, что мы веруем, что Она открывает бездну милосердия Божия — кому пожелает, когда пожелает и как пожелает; и нет столь великого грешника, который бы погиб, когда Святая святых уделяет ему помощь своего заступничества»[19].

Тогда, может, стоит опасаться, что Мария не осмелится просить о некоторых грешниках, слишком обременённых преступлениями? Стоит ли бояться величия и святости нашей великой Царицы? Святой Григорий VII отвечает нам: «Нет, ибо чем более Она возвышена и свята, тем милостевее и кротче Она к обратившимся грешникам и грешницам»[20]. Короли и королевы внушают страх своим показным величием и заставляют своих подданных бояться приблизиться к ним. Святой Бернард говорит: «Но какой же страх может быть у несчастных, приближающихся к Царице Милосердия? Ибо Она не внушает страха, не проявляет суровости к тем, кто приходит к Ней, Она — сама ласка и доброта, раздающая молоко и шерсть»[21]. Мария не только желает дать, но и сама раздаёт нам «молоко и шерсть»: молоко милости, внушающее уверенность, и шерсть, которая скроет нас от молний божественного правосудия!

Светоний писал об императоре Тите, что он не мог никому отказать, когда его просили о какой-либо услуге и иногда обещал больше, чем мог сделать. Когда его упрекнули в этом, то он ответил, что не может допустить, чтобы кто-либо ушёл от него неудовлетворённым. Тит сказал так, но на самом деле он, вероятно, часто был виновен во лжи или не выполнял обещаний. Но наша Царица не способна лгать, и Она может обрести всё, что бы ни пожелала для своих преданных слуг. «У Неё столь доброе и сострадательное сердце, — говорит Блосиус, — что Она не может отослать неудовлетворённым никого из тех, кто призывает Её на помощь»[22]. Но, как говорит Святой Бернард, как можешь Ты, о Мария, отказать в помощи несчастным, когда Ты — Царица милосердия? И кто же те несчастные, к кому проявляется милосердие? Ты — Царица милосердия, а я — самый жалкий и несчастный грешник, а посему первый из Твоих подопечных. Разве можешь Ты, о Госпожа, поступить со мной иначе, кроме как проявить милосердие?[23]

Смилуйся над нами, о Царица Милосердия, и позаботься о нашем спасении. «Не говори, о Пресвятая Дева, — восклицает Святой Георгий Никомидийский, — что Ты не можешь помочь нам по множеству грехов наших, ибо Твоя власть и сострадание таковы, что никакая бездна величайших грехов не перевесит их. Ничто не противостоит Твоей власти, ибо Твой и наш Создатель, прославив Тебя как Свою Мать, рассматривает Твою славу как Свою собственную[24], а Сын, прославляясь через это, исполняет Твои просьбы так, как будто обязан Тебе[25]. Ведь, хотя Мария в неоплатном долгу перед Сыном за то, что Он избрал Её быть Его Матерью, нельзя отрицать и то, что Он обязан Ей своей человеческой природой. Поэтому Иисус отплачивает Марии так, будто обязан Ей, и, наслаждаясь Её славой, почитает Её особым образом, слушая и отвечая на Её просьбы».

Как же велико должно быть наше доверие этой Царице, когда мы знаем, что Она могущественна с Богом и в то же время щедра и полна милосердия — настолько, что нет на земле человека, которого не затронуло бы Её сострадание и покровительство. Пресвятая Дева сказала Святой Бригитте: «Я — Царица небесная и Мать Милосердия; Я — радость праведных и дверь к Богу для грешников. Нет на Земле грешника столь виновного, чтобы он был лишён Моего милосердия. Каждый, если даже кроме этого ничего больше не имеет через Моё посредничество, получает благодать быть менее искушаемым злыми духами, чем был бы без него»[26]. Она добавляет: «Никто, если только ему не был произнесён окончательный приговор (быть проклятым), не покинут Богом настолько, чтобы не вернуться к Нему, пусть только призовёт Меня на помощь — и насладится Его милосердием»[27]. «Все называют Меня Матерью Милосердия, и истинно милосердие Сына Моего к людям сделало Меня такой милостивой к ним»[28]. Она заканчивает словами: «Посему несчастен будет, и несчастен всю вечность, тот, кто в этой жизни, имея возможность призвать Меня, сострадающую всем и столь желающую помочь грешникам, не прибегнет к Моей помощи»[29].

Станем же всегда припадать к стопам самой чудесной Царицы, если уверены в своём спасении. А когда осознание собственных грехов страшит и приводит нас в уныние, будем вспоминать, что Мария стала Царицей Милосердия именно для того, чтобы спасать всеми покинутых величайших грешников, обращающихся к Ней. Они станут Её венцом на небесах, как говорит Её Божественный Супруг: «Со мною с Ливана, невеста! Со мною иди с Ливана, увенчанная… от логовищ львиных, от гор барсовых!»[30]. Что это за логовища львиные, если не несчастные грешники, души которых стали обителью греха, самого страшного из известных монстров? Аббат Руперт говорит Пресвятой Деве: «Этими душами, спасёнными Твоими усилиями, Ты будешь увенчана в небесах; ибо их спасение создаст диадему, достойную Тебя и подобающую Царице Милосердия»[31]. Приведённый ниже пример послужит иллюстрацией к этому.

ПРИМЕР

В житии Святой Екатерины, августинской монахини, мы читаем, что там, где она жила, была женщина по имени Мария, которая была грешницей и в юности, а в старости продолжала упорствовать в своих злых путях. За это она была изгнана из города и вынуждена была жить уединённо в пещере; там она умерла, частично из-за болезни, без Святых Таинств, а позже предана земле на поле, как животное. Сестра Екатерина, которая всегда предавала Богу души отверженных миром с величайшим рвением, услышав о несчастном конце этой бедной старушки, даже не подумала помолиться о ней, потому что думала о ней (как и все остальные) как о безнадёжно потерянной. И вот однажды, спустя четыре года, ей явилась страждущая душа и воскликнула: «Как ужасен мой жребий, сестра Екатерина! Ты предавала душу любого умершего Богу, и лишь к моей душе ты не имеешь сострадания». «Кто же ты?» — спросила слуга Божия. Она ответила: «Я та бедняга Мария, что умерла в пещере». «Ты спасена?» — удивилась Святая Екатерина. «Да, — ответила она, — по милости Пресвятой Девы Марии». «Как же?» «Когда я поняла, что умираю, такая грешная и всеми покинутая, я обратилась к Матери Божией и сказала Ей: «Госпожа, Ты прибежище покинутых, узри меня, брошенную всеми в этот час; Ты моя единственная надежда, Ты Одна можешь мне помочь». Пресвятая Дева обрела для меня благодать для совершения покаяния; я умерла спасённой, и моя Царица также обрела для меня благодать сокращения страданий, чтобы я, сильно страдая недолгое время, быстро прошла очищение, которое могло бы длиться много лет. Всего несколько Святых Месс нужны для моего избавления из Чистилища. Я прошу, чтобы за меня были отслужены три Святые Мессы и обещаю молиться Богу и Марии о тебе». Сестра Екатерина немедленно позаботилась, чтобы за неё были отслужены эти Святые Мессы, и через несколько дней эта душа явилась ей снова, сверкающей ярче солнца, и сказала: «Спасибо тебе, сестра Екатерина: теперь я иду в рай воспевать милосердие Божие и молиться о тебе».

МОЛИТВА

О Матерь Божия и Госпожа моя Мария, как убогий прокажённый и отвратительный негодяй предстаёт пред великой королевой, так и я предстаю пред Тобой, Царица неба и земли. С высоты престола Своего не презри, молю Тебя, взглянуть на меня, бедного грешника. Бог так обогатил Тебя, чтобы Ты могла помогать нуждающимся и соделал Тебя Царицей Милосердия, чтобы Ты могла помочь несчастным. Воззри же на меня и сжалься надо мной. Позаботься обо мне и не покидай меня, пока не превратишь меня, грешника, в святого человека. Я знаю, что не заслуживаю ничего хорошего, и даже наоборот, за свою неблагодарность заслуживаю лишения всех благодатей, которые благодаря Тебе получил от Господа. Но Ты, Матерь Милосердия, смотришь не на заслуги, а на страдания, чтобы помочь нуждающимся; а кто более несчастен и беден, чем я?

О славная Дева, я знаю, что Ты, Царица Вселенной, также и моя Царица. И я буду особенно стараться посвящать себя служению Тебе, чтобы Ты располагала мной, как Тебе заблагорассудится. Посему вместе со Святым Бонавентурой я говорю Тебе: о Госпожа, подчини меня Себе, целиком и полностью управляй мною и направляй меня. Не дозволь мне быть предоставленным самому себе[32]. Правь мной, моя Царица, и не предоставляй меня самому себе. Приказывай мне, используй, как желаешь, и наказывай меня, если я не подчиняюсь Тебе, ибо спасительны наказания, от Твоей руки приходящие. Я посчитаю бо́льшим даром позволение быть Твоим слугой, чем стать господином всего мира. «Твой я, спаси меня»[33]. Прими меня, о Мария, как своего, и позаботься о моём спасении, я принадлежу Тебе. Больше не хочу принадлежать себе, отдаюсь Тебе. И если доселе я плохо служил Тебе, упуская так много возможностей прославить Тебя, то отныне я присоединяюсь к самым любящим и верным Твоим слугам. С этого времени никто не превзойдёт меня в прославлении и любви к Тебе, о моя возлюбленная Царица. Я обещаю Тебе это и надеюсь с Твоей помощью исполнить. Аминь.


[1] Siquidem is ipse qui ex Virgine natus est, rex est, et ipse Dominus Deus. Eiusque gratia, quæ ipsum genuit, Regina, Domina et Deipara proprie ac vere prædicatur. — Sermo in Annuntionem Deiparæ / Athanasius Alexandrinus. Opera omnia. V. 2. Patavii, 1777, p. 341.

[2] Hæc autem Virgo in illo admirando consensu meruit […] dominum et primatum totius orbis. — Bernardinus Senensis. Opera omnia. V. 5. Florentia, 1956, p. 552.

[3] Nec a dominatione, vel potential filii mater potest esse sejuncta. Una est Mariæ et Christi caro […] filii gloriam cum matre non tam communem judico quam eamdem. — Ernaldus Bonævallis. Libellus de laudibus beatæ Mariæ Virginis / PL 189, col. 1730.

[4] Prædicabitur de te quod sis […] regina cælorum, totum jure possidens filii regnum. — In Cantica Canticorum. Lib. 3 / Rupertus Tuitiensis. Opera. T. 2. Köln, 1577, p. 30.

[5] Tot enim creaturæ serviunt gloriosæ Virgini Mariæ, quot serviunt Trinitati. Omnes, nempe, creaturæ […], sive spirituales, ut Angeli: sive rationales, ut homines, sive corporales, ut corpora cælestia, vel elementa, et omnia quæ sunt in cælo, et in terra: sive damnati, sive beati, quæ omnia sunt divina imperio subjugata, gloriosæ Virgini sunt subjecta. — De Nativitate beatæ Mariæ Virginis. Sermo 5, cap. 6 / Bernardinus Senensis. Opera omnia. T. 3. Venetiis, 1745, p. 92.

[6] Perge, Maria, perge secura in bonis Filii tui; fiducialiter age tanquam regina, mater Regis et sponsa. Requiem quærebas, sed amplioris gloriæ est, quod tibi debetur, regnum et potestas. — Guerricus Igniacensis. In Assumptione beatæ Mariæ. Sermo 3 / PL 185, col. 195.

[7] Hoc reges habent magnificum et ingens, nulla quod rapiet dies: prodesse miseris. — Seneca. Medea, 222–224: «Лишь одно дано / Вершить царям, чего не унесут года: / Несчастным помогать» (Пер. Е. Г. Рабинович).

[8] Duo hæc audivi: quia potestas Dei est, et tibi, Domine, misericordia. — Пс. 61, 12–13.

[9] Regnum quippe Dei consistit in potestate et misericordia […] potestate Domino remanente, cessit quodammodo misericordiæ pars Christi Matri sponsæque regnanti. — Tractatus 4 super Magnificat / Ioannes Gerson. Opera omnia. T. 4. Den Haag, 1728, p. 286.

[10] Summitatem ejus virgæ Virgo beata tetigit, quando filium Dei in utero concepit, et postmodum peperit; et sic dimidiam partem regni Dei impetravit, ut ipsa sit regna misericordiæ, cuius filius est Rex justitiæ. — In epistolas canonicas præfatio / Thomas Aquinas. In omnes Divi Pauli Apostoli Epistolas doctissima commentaria. Venetiis, 1562, p. 266.

[11] Deus, judicium tuum Regi da, et justitiam tuam filio Regis. — Пс. 71,1.

[12] Deus, judicium tuum Regi da, et misericordiam tuam Reginæ Matri ejus. — Psalterium Beatæ Mariæ Virginis, 71 / Psalterium Beatæ Mariæ Virginis a S. Bonaventura editum. München, 1642, p. 110.

[13] Pater autem omne judicium dedit Filio (Ioan, 5), misericordiæ vero officium dedit Matri. — Mariale, cap. 127 / Ernestus Pragnensis. Mariale, sive liber de præcellentibus et eximiis Sancti Dei Genetricis Mariæ supra reliquas creaturas prærogativis. Pragæ, 1651.

[14] Unxit te Deus oleo lætitiæ. — Пс. 44,8.

[15] Maria plena est unctione misericordiæ, plena oleo pietatis. — Speculum Beatæ Mariæ Virginis, lect. 7 / Bonaventura. Opera. T. 13. Venetiis, 1756, p. 286.

[16] Ne putes quod animam tuam tantum liberes, quia in domo regis es præ cunctis Judæis. — Есф. 4,13.

[17] Quæ est petitio tua… Dona mihi… populum meum pro quo obsecro. — Есф. 7, 2–3.

[18] Lex clementiæ in lingua ejus. — Притч. 31, 26.

[19] Etiam in hoc convenienter vocatur “Regina misericordiæ”, quod divinæ pietatis abyssum cui vult, et quando vult, ac quomodo vult, creditur aperire, ut quivis enormis peccator non pereat, cui Sancta sanctorum patrocinii sui suffragia præstat. — In Antiphonam “Salve Regina”. Sermo 1 / Bernardus Clarævallensis. Opera omnia. V. 2. P. 2. Paris, 1839, col. 1444.

[20] [Mater Domini] quanto altior et sanctior est omni matre, tanto clementior et dulcior circa conversos peccatores et peccatrices. — Registrum 1, 47 / Bibliotheca rerum Germanicarum. T. 2. Monumenta Gregoriana. Berlin, 1865, p. 67–68.

[21] Quid Mariam accedere trepidet humana fragilitas? Nihil austerum in ea, nihil terribile, tota suavis est, omnibus offerens lac et lanam. — De Virgine Deipara. Sermo 1 / Bernardus Clarævallensis. Opera. T. 2. Lugduni, 1658, p. 124.

[22] Ita benigna est, ut neminem tristem redire sinat. Кн. 4, гл. 12.

[23] Tu es Regina misericordiæ, et qui misericordiæ subditi nisi miseri? Sed Regina misericordiæ es, et ego miserrimus peccatorum, subditorum maximus. Quemodo ergo, Domina, non exercebis in memetipsum tuæ miserationis affectum? — Stim. Am. p. 3 — Salv. Reg.

[24] Habes insuperabilem potentiam; habes vim in expugnabilem. Ne rogo multa nostra peccata, immensam tuæ miserationis vim superent… Nihil enim resistit tuæ potentiæ… quippe suam Filius tuus, tuam existimat gloriam. — Мол. на Успение Д. М.

[25] Eaque tanquam Filius exultans, postulata ceu debitor implet. — Ib.

[26] Ego Regina cœli, ego mater misericordiæ: ego justorum gaudium, et auditus peccatorum ad Deum. Nullus est adeo maledictus, qui quamdiu vivit careat misericordia mea; quia propter me levius tentatur a dæmonibus, quam alias tentaretur. — Откровения Святой Бригитты, кн. vi, гл. 10.

[27] Nullus ita alienatus est de Deo, nisi omnio fuerit maledictus, qui, si me invocaverit, non revertatur ad Deum, et habebit misericordiam. — Ib.

[28] Ego vocor ab omnibus mater misericordiæ, vere filia misericordia Filii mei misericordem me fecit. — Откровения Святой Бригитты, кн. ii, гл. 23.

[29] Ideo miser erit, qui ad misericordiam, cum possit, non accedit. — Ib.

[30] Veni de Libano, sponsa mea, veni de Libano, veni, coronaberis… de cubilibus leonum, de montibus pardorum. — Песн. 4, 8.

[31] De tantum leonum cubilibus taliorumque pardorum montibus tui, amica mea, coronaberis… Eorum salus corona tua erit. — In Cant., кн. iii.

[32] Domina, me tuæ dominatoni volo committere, ut me plenarie regas et gubernes. Non mihi me relinquas.

[33] Пс. 118, 94.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017 и № 2 (74) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Молитва Пресвятой Деве о доброй смерти

Мария, моя дражайшая Мать, сладкое убежище убогих грешников, когда душа моя будет покидать этот мир, через скорбь, которую Ты перенесла, участвуя в смерти Сына Твоего на кресте, помоги мне Своим милосердием. Удали от меня врагов из ада, приди и возьми мою душу к Себе, представь её вечному Судье. Не покинь меня, моя Царица. После Иисуса поспеши и Ты утешить меня в тот ужасный момент. Упроси своего возлюбленного Сына, по благости Его, даровать мне благодать смерти у ног Твоих и испустить дух у ран Его, говоря: «Иисус и Мария, вам отдаю я своё сердце и душу».


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Вступление, которое необходимо прочесть

Мой дорогой читатель и брат в Марии! Поскольку преданность, заставившая меня писать, а тебя — читать эту книгу, делает нас счастливыми детьми одной доброй Матери, то я прошу тебя, если ты услышишь, что лучше бы я не совершал такого труда (потому что уже есть так много известных, выверенных работ об этом), ответь словами аббата Франкона, что «восхваление Марии — неиссякаемый источник, чем больше его расширяешь, тем полноводней он становится, и чем больше наполняешь его, тем более увеличивается»[1]. Словом, Пресвятая Дева так величественна и возвышенна, что чем больше прославляешь Её, тем более остаётся прославить — настолько, что, как говорит Святой Августин, «даже если взять языки всех людей, или все их члены сделать языками, этого не было бы достаточно, чтобы восхвалить Её так, как Она того заслуживает»[2].

Я видел множество работ разного объёма, рассматривавших величие Марии; но, находя их то слишком редкими, то слишком объёмными, то не отвечающими моему замыслу, я постарался собрать у всех доступных мне авторов самые содержательные отрывки из трудов Отцов и теологов и наиболее уместные собрать в этой книге, чтобы дать набожным людям возможность легко воспламеняться любовью к Марии, а также обеспечить священников материалом для проповедей, которые будут пробуждать в других преданность Божественной Матери.

Светские люди часто говорят о своих возлюбленных и расхваливают их, чтобы и другие хвалили их и восхищались ими. А некоторые верующие лишь притворяются, что любят Марию — редко даже говорят о Ней и не стараются пробуждать в других любовь к Ней: такая любовь не может быть великой. Истинно влюблённые в эту любезную Деву так не поступают; они желают прославлять Её по любому поводу и видеть Её любимой всем миром и никогда не упускают возможности, лично или публично, возжигать сердца благословенным пламенем любви, которая горит в них самих к их возлюбленной Царице.

Чтобы убедить каждого, как важно содействовать преданности Марии, полезно знать, что говорят об этом теологи. Святой Бонавентура говорит, что те, кто считает обязательным для себя говорить о величии Марии, уверенны в спасении; это подтверждает и Рикардо Святого Лаврентия, говоря, что восхвалять оную Царицу Ангелов — значит обретать сокровище вечной жизни[3] и добавляет, что наша милосердная Госпожа «в мире грядущем прославит тех, кто прославляет Её в сем мире»[4]. И есть ли среди любящих Марию и стремящихся возвещать о Ней те, кто не знает о Её обещании, «кто будет возвещать обо Мне, получит жизнь вечную»[5] (Сирах 24, 31 по Вульгате)? Ибо эти слова Церковь относит именно к Ней — на службе в честь Её Непорочного Зачатия. Святой Бонавентура, так много сделавший для прославления Марии, восклицает: «Возрадуйся же, возрадуйся, душа моя, множеству благ, приготовляемых тем, кто прославляет Её». Он утверждает, что всё Святое Писание говорит во славу Марии[6] (эти слова принадлежат итальянскому доминиканцу Анджело Пачиукелльо. — Прим. пер.), так давайте же всегда сердцем и языком прославлять божественную Мать, чтобы Она провела нас в царство блаженных.

Из откровений Святой Бригитты мы узнаём, что блаженный епископ Хемминг (Епископ Або с 1340 по 1366 год. — Прим. пер.) обычно начинал проповедь с прославления Марии. Однажды Пресвятая Дева явилась святой и сказала ей передать епископу, что благодаря такой благочестивой привычке Она будет ему матерью, он умрёт святой смертью, и Она Сама представит его душу Богу[7]. Он действительно умер как святой, в молитве, всецело умиротворённый. Мария также являлась доминиканцу, который всегда оканчивал проповеди словами о Ней; при его кончине Пресвятая Дева отогнала от него демонов, утешила его и Сама забрала его счастливую душу[8]. Фома Кемпийский представляет нам Марию передающей Своему Сыну душу того, кто чтил Её: «Сын Мой возлюбленнейший, смилуйся над душой слуги Твоего, любящего и прославляющего Меня»[9].

Что же касается преимуществ такой преданности для всех, Святой Ансельм говорит, что как святейшее чрево Марии открыло путь к спасению грешников, то они обязательно обратятся, слыша прославления в Её адрес, которые тоже являются средством спасения. «Разве может быть иначе? От Её прославления должно происходить спасение грешников, ведь Её чрево сделалось средством, через которое Спаситель пришёл спасти грешников»[10]. И если это так, а я полагаю, это несомненно так (как я покажу в шестой главе), что все благодати распределяет Мария, и что все спасённые спасены только через Пресвятую Деву, то отсюда обязательно следует, что всеобщее спасение зависит от проповедования о Марии и побуждении каждого уповать на Её посредничество. Хорошо известно, что именно поэтому Святой Бернардин Сиенский очистил от пороков Италию, а Святой Доминик обратил много стран. Святой Людовик Бертран (доминиканец, апостол Южной Америки. — Прим. пер.) никогда не переставал в проповеди увещать всех любить Марию; многие [святые] делали то же.

Я нашёл, что отец Паоло Сеньери Младший, который был известным миссионером, на каждой миссии говорил проповедь о преданности Марии, и всегда называл эту проповедь любимой. И в наших миссиях должно быть нерушимым правилом делать то же. Мы можем удостовериться, что в большинстве случаев не бывает более плодотворной проповеди, обильно производящей раскаяние в сердцах людей, чем проповедь о милосердии Марии. Я говорю о Её милосердии, ибо, говоря словами Святого Бернарда, «мы прославляем Её девственность, мы восторгаемся Её смирением; но потому как мы — бедные грешники, милосердие привлекает нас более и кажется слаще. Милосердие мы воспринимаем с большей любовью, мы чаще о нём вспоминаем и более настоятельно призываем его»[11]. Вот поэтому я оставляю другим авторам описывать все прерогативы Марии, а сам ограничусь по большей части Её милосердием и могущественным покровительством. Я, насколько мог, за долгие годы собрал всё, что святые отцы и самые знаменитые авторы говорили об этом. Я обнаружил, что милосердие и могущество Пресвятой Девы восхитительно переданы в молитве «Salve, Regina», чтение которой большую часть года обязательно для духовенства, поэтому я разберу эту благочестивую молитву по частям в нескольких отдельных главах. Также я думаю, что служащие Марии сочтут уместным то, что я добавил рассуждения о Её главных праздниках и добродетелях. В конце книги я поместил наиболее употребляемые благочестивые практики, одобренные Церковью.

Благочестивый читатель! Если моя небольшая работа, как я надеюсь, понравится тебе, я умоляю тебя предать меня Пресвятой Деве, чтобы я обрёл уверенность в Её заступничестве. Попроси об этой благодати для меня, а я прошу о том же для тебя, кем бы ни был ты, обретающий для меня такую милость. О, как блаженны те, кто связывает себя любовью и верой с Иисусом и Марией, этими якорями спасения! Они не будут потеряны. Давай же скажем, о мой набожный читатель, вместе с благочестивым Альфонсо Родригесом: «Мои нежно любимые Иисус и Мария, за вас я буду страдать и за вас умру, помогите же мне во всём быть вашим и ни в чём не принадлежать себе»[12]. Давайте любить Иисуса и Марию и становиться святыми, ибо нет большей надежды и большего счастья. Прощаюсь, до встречи в Небесах у ног нашей любимой Матери и Её дорогого возлюбленного Сына, где мы будем восхвалять Их, благодарить и любить Их, пребывая в Их присутствии всю вечность. Аминь.


[1] Laus Mariæ fons est indeficiens: qui quanto longius extenditur, tanto amplius impletur, et quanto amplius impletur, tanto latius dilatator. — Franco Affligeniensis. De Gratia Dei. Lib. 7 / Maxima biblioteca veterum patrum. T. 21 Lugduni, 1677, p. 307.

[2] Cum et si omnium nostrum membra verterentur in linguas, eam laudare sufficeret nullus. In festo Assumptionis Mariæ. Sermo 83 / Augustinus Hipponensis. Opus continens sermones ad populum et clerum. T. 10. Parisiis, 1651, p. 792.

[3] Honorare siquidem Mariam, thesaurizare est sibi vitam æternam. — De Laud. Virg. Liber 2, particula 1 / Richardus a Sancto Laurentio. De laudibus Beatæ Mariæ Virginis. Douai, 1625, col. 75.

[4] Glorificabit in futuro servientes sibi, et honorificantes se in præsenti. — Ibid., col. 102.

[5] Qui elucidant me, vitam æternam habebunt.

[6] Exulta igitur anima mea, et lætare in illa; quia multa bona sunt eius laudatoribus præparata. / Psalterium Beatæ Mariæ Virginis, 43 / Psalterium Beatæ Mariæ Virginis a S. Bonaventura editum. München, 1642, p. 68; Si enim omnes scripturæ loquuntur de ea, erimusne nos ad eam laudandam elingues? […] Deiparam perpetuo contemplemur, voluntate vehementissime diligamus, et corde, et lingua omnimode celebremus, ut ab ipsa ad gaudia æterna perducamur. / A. Paciuchellio. Excitationes dormitantis animæ circa psalmum octogesimum sextum. München, 1677, p. 173.

[7] Dicito adhuc eidem episcopo, quod quia ipse perit me in suam charam amicam, ideo volo ei dare fidem meam, et ligare me cum eo in unum vinculum […] In fine vero vitæ volo servire et astare ei præsentando animam eius Deo (Скажите также этому же епископу, что поскольку он с любовью избрал Меня в друзья, я желаю дать ему обещание и связать себя с ним едиными узами […] А в конце жизни хочу служить ему и предстать пред ним, вверяя душу его Богу). — Revelationes, III, 13 / Revelationes cælestes seraphicæ matris Sanctæ Birgittæ Suecæ. München, 1680, p. 178.

[8] Tralascio come noto il favore, che ella fece à quel predicatore Domenicano, che solea sempre al fine de’suoi discorsi dire alcune cose di Maria: gli comparue nell’estremo di sua vita, lo conforto, lo difese da’Diavoli, e menò l’anima sua al Cielo, terminando egli la vita con quella à canto, colla quale terminava le prediche. — Affetti scambievoli. P. 1, cap. 13 / T. Auriemma S. J. Affetti scambievoli tra la Vergine Santissima. P. 1. Venezia, 1712, p. 168.

[9] Fili mi amantissime, miserere animæ famuli tui, amatoris et laudatoris mei. — Sermones ad novitios. Sermo 20 / Thomas a Kempis. Opera omnia. T. 1. Antverpiæ, 1615, p. 94.

[10] Quomodo fieri potest ut ex memoria laudis ejus salus non proveniat peccatorum, cujus uterus factus est via ad sanandum peccatores venienti Salvatori? — De excellentia beatissimæ Virginis Mariæ, cap. 1 / Anselmus Cantuariensis. Liber de excellentia beatissimæ Virginis Mariæ. Douai, 1605, p. 11.

[11] Laudamus virginitatem, humilitatem miramur; sed misericordia miseris sapit dulcius; misericordiam aplectimur carius, recordamur sæpius, crebrius invocamus. — Sermo IV in Assumptione Beatæ Virginis Mariæ / Bernardus Clarævallensis. Opera omnia. V. 1. P. 2. Paris, 1839, col. 2154.

[12] Jesu et Maria, amores mei dulcissimi, pro vobis patiar, pro vobis moriar; sim totus vester, sim nihil meus. — См.: J. E. Nieremberg. Leben des gottseligen Bruders Alphons Rodriguez aus der Gesellschaft Jesu. Augsburg, 1845, p. 90: «Jesus, Maria, mei dulcissimi amores, patiar ego, moriar ego vestri amore: sim totus vester et non meus, nec magis, quam si nunquam fuissem» (Иисус, Мария, мои сладчайшие любимые, пусть я буду страдать, пусть я умру из любви к вам: пусть я буду весь ваш, а не мой, не больше, как если бы меня никогда не было на свете).


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

К читателю

Чтобы мой труд не был подвержен чрезмерной критике, я решил, что лучше будет объяснить некоторые из содержащихся в нем утверждений, которые могут показаться опасными или неясными. Я заметил несколько таких, и если другие привлекут к ним твоё внимание, дорогой читатель, я умоляю тебя понимать их в соответствии с правилами здравой теологии и Учением Святой Римско-Католической Церкви, покорным сыном которой я объявляю себя. Во Вступлении, ссылаясь на V главу этой книги, я сказал, что воля Божия в том, чтобы все дары благодати приходили к нам через руки Марии. Эта истина очень утешительна для душ, нежно преданных нашей благословенной Госпоже, и для бедных грешников, желающих обратиться. Но пусть это не покажется противным здравому учению, ибо отец теологии, Святой Августин, как и множество других, пишет, что Мария участвует, посредством Своего милосердия, в духовном рождении каждого члена Церкви[1].

Один известный автор[2], которого никто не станет подозревать в преувеличениях или неупорядоченном благочестии, добавляет, «что, собственно говоря, Иисус Христос создал Свою Церковь на Голгофе». В таком случае, очевидно, что Пресвятая Дева участвовала самым исключительным и особым образом в свершении этого дела. В том же духе можно сказать, что хотя Она родила главу Церкви, Иисуса Христа, без мук, но не без боли Она родила тело этой Главы (подразумевается Церковь как Тело Христово. — Прим. пер.). Таким образом, на Голгофе Мария особым образом стала Матерью всей Церкви. В двух словах: Бог, чтобы прославить Мать Искупителя, всё так предопределил и устроил, чтобы Она, имея великое милосердие, могла ходатайствовать за всех тех, за кого Его Сын заплатил и принёс преизбыточную цену Своей крови, в Котором едином «наше спасение, жизнь и воскресение» (Ин 11, 25). На этом учении, и на всём, что с ним согласуется, я строю свои утверждения[3]. Эти утверждения святые не боялись отстаивать в своих благоговейных воззваниях к Марии и горячих проповедях в Её честь. Так, Святой Софроний говорит, что «в Марии есть вся благодать, полнота которой обитает во Христе, но по-другому»[4], имея в виду, что полнота благодати была во Христе, как во Главе, от которой она течёт, как из источника; а в Марии — как в шее, через которую она течёт[5]. Это мнение ясно подтверждается и преподаётся Ангельским Доктором, Святым Фомой, который говорит: «Пресвятая Дева названа “благодати полной” по трём причинам… третья в том, что Она, переполняясь, изливает её во всех людей», а затем добавляет: «эта полнота велика в каждом святом, когда в нём благодати так много, что достаточно для спасения многих; во Христе и в Пресвятой Деве благодати было в превосходной степени много, столько, что достаточно для спасения всего мира. Ибо в любой опасности можно обрести спасение через эту славную Деву; и потому сказано в Песнях Песней (4, 4) о тысяче щитов на Ней. Так же мы можем получить от Неё помощь в любом добром деле, как Она говорит нам словами Сираха: “Во мне всякая надежда жизни и добродетели” (Сирах 24, 25 по Вульгате)»[6].


[1] Mater quidem spiritu, non capitis nostri, quod est ipse Salvator, ex quo magis illa spiritualiter nata est; quia omnes, qui in eum crediderint, in quibus et ipsa est, recte filii sponsi appellantur; sed plane mater membrorum ejus (quod nos sumus), quia cooperata est charitate, ut fideles in Ecclesia nascerentur, quæ illius capitis membra sunt («Мать, впрочем, духовно не Главы нашей, Которая есть Сам Спаситель, от Которого Она, скорее, сама духовно родилась, ибо все, кои в Него уверовали, среди которых и Она, по праву сынами Жениха именуются; но, конечно, Мать членов Его, кои мы суть, ибо содействовала любовью, чтобы верующие рождались в Церкви, которые суть члены оной Главы»). Liber de Sancta Virginitate, cap. 6 / Aurelius Augustinus. Opera omnia. T. 6. Paris, 1841, col. 399.

[2] «Gesù Cristo ha formata la sua Chiesa propriamente sul Calvario» / P. Nicole. Intruzioni teologiche, e morali sopra l’Orazione Domenicale, la Salutazione Angelica, la Santa Messa, ed altre preghiere della Chiesa. Venezia, 1779, p. 120.

[3] В главах 6—9.

[4] In Mariam vero totius gratiæ, que in Christo est, plenitude venit, quamquam aliter. — Int. op. S. Hieron. Serm. de Assump. B. V. ap. Coutenson, Teol. Ment. et Cord. 1. 10 d. 6 c. 1.

[5] In Christo fuit plenitudo gratiæ, sicut in capite influente; in Maria vero, sicut in collo transfundente. Theolog. mentis et cordis. Tom. 2, Lib. 10. Dissert. 6, c. 1. Speculat. 2. in Reflexiones.

[6] Dicitur autem Beata Virgo plena gratiæ, quantum ad tria… Tertio quoad refusionem in omnes homines. Magnum enim est in quolibet sancto, quando habet tantum de gratia, quod sufficit ad salutem multorum. Sed quando haberet tantum, quod sufficeret ad salutem omnium hominum de mundo, hoc esset maximum; et hoc in Christo et in Beata Virgine. Nam in omni periculo potes salutem obtinere ab ipsa Virgine gloriosa. Unde (Cant. 4) Mille clypei, id est remedia contra pericula, pendent ex ea. Item in omni opere virtutis potes eam habere in adjutorium, et ideo dicit ipsa (Eccl. 24): In me omnis spes vitæ et virtutis. — Super Ave Maria, a. 1, co.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Молитва автора к Иисусу и Марии

Мой любящий Искупитель и Господь Иисус Христос, я, Твой ничтожный слуга, зная, как приятны Тебе ищущие прославления Твоей Пресвятой Матери, Которую Ты так сильно любишь, и как сильно Ты желаешь видеть Её всеми любимой и прославляемой, решил опубликовать эту книгу о Её величии. Я не знаю, кому ещё предать её, как не Тебе, у которого на сердце такое желание Её славы. Поэтому я посвящаю её Тебе. Прими это маленькое приношение моей любви к Тебе и Твоей возлюбленной Матери. Будь покровителем этой книги, изливая на всех, кто её читает, свет веры и пламя любви к Непорочной Деве, в Которой Ты положил надежду и Которую Ты соделал убежищем всех искуплённых. В награду за мой ничтожный труд даруй мне, молю Тебя, посредством этой книги, такую любовь к Марии, какую я желаю зажечь во всех, кто её читает.

А теперь я обращаюсь к Тебе, о Мария, моя сладчайшая Госпожа и Матерь! Ты прекрасно знаешь, что, после Иисуса, я в Тебе полагаю всю мою надежду спасения: ибо я признаю́, что всё хорошее — моё обращение, призвание оставить мир и все остальные милости, которые даровал мне Бог — всё пришло ко мне через Тебя. Ты знаешь, что ради того, чтобы увидеть Тебя любимой всеми, как Ты заслуживаешь, а также в знак благодарности, я всегда стремился проповедовать о Тебе и внушать всем святую и спасительную преданность Тебе и надеюсь продолжать это до последнего вздоха. Но я понимаю, что уже стар и немощен, поэтому, приближаясь к концу своих скитаний на пути в вечность, я желаю оставить миру эту книгу, чтобы она вместо меня продолжала проповедовать о Тебе и вдохновлять других возвещать о Твоей славе и великом милосердии, которое Ты оказываешь своим преданным слугам. Я надеюсь, о моя горячо любимая Царица, что сей малый дар любви, хотя и гораздо менее того, что Ты заслуживаешь, всё же будет угоден Тебе и принят Твоим великодушным сердцем. Простри же Свою добрейшую руку, которой Ты исторгла меня из мира и избавила от ада, и прими его и защищай, как принадлежащее Тебе. Но я прошу награды за моё небольшое приношение — я хочу больше любить Тебя. Я также прошу, чтобы каждый, в чьи руки попадёт эта книга, сразу же воспламенялся любовью к Тебе. Пусть они жаждут всё больше любить Тебя и видеть других любящими, пусть стараются с великим рвением проповедовать и содействовать, насколько смогут, Твоему восхвалению и вере в Твоё святейшее посредничество. На сие надеюсь, и да будет так.

Твой самый жалкий и любящий слуга,

Альфонс де Лигуори.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Заявление автора

В соответствии с декретами Папы Урбана VIII я заявляю, что не имею намерения ссылаться на что-либо, кроме человеческого авторитета, в отношении всех чудес, откровений, благодатных даров и случаев, описанных в этой книге. То же относится и к титулам святых или блаженных, применяемым к ещё не канонизированным слугам Божиим; кроме случаев, подтверждённых Святой Римско-Католической Церковью и Святым Престолом, покорным сыном которой я являюсь и суду которых я предаю себя и всё написанное в этой книге.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Проповедь на II воскресенье Адвента

Во Христе возлюбленные братья и сёстры! Однажды перед праздником Рождества, очень сильно уставший, я сказал своей трудолюбивой кухарке: «Вот бы быстрее наступил новый год и все эти праздники остались бы позади!» Она ответила: «Ни в коем разе! Нельзя желать укорочения своей жизни». Мудрый ответ, ведь каждый день имеет не только свои испытания и трудности, но и свою благодать.

Я уверен, что многие родители, да и вообще многие люди, также имеют подобное искушение, хотя бы и в мыслях своих. Не один человек стонет перед этими праздниками, рождественскими и новогодними: «Ах, если бы уже всё было позади! Тогда бы я, наконец, отдохнул. А сейчас надо будет поздравлять всех, подарки готовить, украшать дом, вкусно готовить и делать множество прочей работы». Надо сказать, что не только нельзя желать укорочения своей жизни, но и нельзя терять особенную благодать, которую несёт каждый год каждое Рождество. Эта благодать нам очень нужна в наступающем году. Каждое Рождество приносит внутренние радости, которые уникальны и нужны для жизненной борьбы, что будет и в наступающем новом году. Каждое Рождество благословляет домашние очаги всех семейств. Нельзя видеть связь праздника лишь с большим количество работы. Надо обращать внимание на то, что это, в первую очередь, благодатное время!

«Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса, дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа. Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас».

Рим. 15:5-7

Вот, дорогие друзья, как выглядит подлинный предрождественский пост: чтобы на самом деле, действительно, быть в единомыслии между собою, дабы мы едиными устами славили Бога, единодушно. Вот это самая главная проповедь на Рождество — мир:

«Мир на земле людям доброй воли».

Луки 2:14

Тому, что во многих странах мира сейчас идёт война (или они находятся на грани её), мы не можем никак воспрепятствовать, но мы можем создать мир хотя бы в своей семье, в коллективе, где работаем, — это подвластно нам. Да, мы можем творить мир вокруг себя. То, что творится в мировой политике, нам не подвластно, но в своём маленьком кругу мы можем сотворить мир. Это один из аспектов предрождественского поста.

«Принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию».

Рим. 15:7

В Ветхом Завете был иной закон: «Око за око, зуб за зуб» (Исх. 21:24). Немцы до сих пор говорят: «Wie du mir, so ich dir» (рус. Как ты сделал мне, так я сделал и тебе). Это ведь закон язычников, а не христиан. Конечно, простить обиды, унижения, непонимание, невнимание других людей сложно, ведь это иногда очень глубоко нас ранит и уязвляет. И стоит больших усилий и самоотверженности — простить. Поэтому Адвент не зря носит покаянный характер. Без этого вообще никто не войдёт в Царствие Небесное. «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». Если вы не хотите простить обиды — ну так Бог и вам не простит ваши грехи. К сожалению, чаще всего эта прекрасная молитва Отче наш: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим», — остаётся, скорее, всего лишь словесной и не воплощается в жизнь. Мы это повторяем часто, словно автомат, словно заевшая от царапины пластинка, но не думаем, что это действительно надо делать.

Один мусульманин сказал: «Вы, христиане, проповедуете мир и ругаете нас, мусульман, за священную войну, а на самом деле вы тоже воюете между собой и с другими — вот ваше лицемерие». Так сказал мусульманин. Надо сказать, что ссоры христиан происходят вопреки нашой христианской вере, а война мусульман — из-за фальшивой их религии. Там ошибка уже заложена в самой системе, а у нас ошибка — личная неверность учению Христа.

«Да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса, дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа».

Рим. 15:5-6

Ничего больше не вредит Церкви, чем недостаточная щедрость прощения грехов других. Позвольте мне привести вам маленький пример Марии Симмы — женщины, жившей в Австрии в горной деревне со звучным названием Зоннтаг (нем. Sonntag, что значит «воскресенье»). Эта Мария Симма уже несколько лет, как умерла, но, когда она была жива, каждый день к ней приходили из Чистилища души умерших, прося молитвы. Один раз даже Папа Павел V после нескольких столетий в Чистилище пришёл к ней просить о молитве. Вот такая была матушка, молящаяся о страждущих душах в Чистилище. Один раз она рассказала очень интересный случай: в её деревне Зоннтаг жила женщина, которая всегда была на видном месте в храме и казалась ревностной католичкой, каждый день посещая Мессу, но, к сожалению, при этом эта женщина очень любила осуждать всех людей, словно она являлась Вечным Судьёй живых и мёртвых, перед которой все тайны сердца были открыты. Она умерла, эта женщина, и, к большому удивлению Марии Симмы (матушки, молящейся о страждущих душах), она явилась ей в очень плачевном состоянии и сказала, что строго мучается на том свете в Чистилище за то, что она осуждала других людей и копалась в грязном белье окружающих.

Мария Симма.

Вот видите, как это важно: простить грехи другим людям, интерпретировать их действия не в самом плохом свете и не делать нашим любимым предметом разговора обсуждение нехороших поступков других людей. Это очень важный момент. И это задача на наш адвенсткий пост — немножко обуздать свой язык.

Вспомните индийского философа и политика Ганди. Он однажды сказал такую интересную фразу: «Я бы стал христианином, если бы хоть раз в жизни увидел бы настоящего христианина». Он христианином не стал, потому что ни разу в жизни так и не увидел настоящего христианина. Но можно сказать, к нашему утешению, что он воспитывался в Англии и, может быть, там нету настоящих христиан — я не знаю. Но плохой пример христиан, ведущих себя, как язычники, пусть и крещёные, очень сильно вредит.

Итак, мы сегодня должны сделать испытание своей совести: насколько велика наша любовь к своим врагам? Спросите себя: «Насколько велика моя любовь к моим врагам?» Но лучше даже сказать: «Ко мнимым врагам», — потому что у нас, на самом деле, настоящих врагов нет: это мы просто так считаем. Насколько велика твоя любовь к обидчикам? Ты им простил, ты за них молился? От чистого сердца надо всем простить — это самый лучший способ реализовать адвентский пост.

Во имя † Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Отец Вернер Готфрид Бёзигер FSSPX

5 декабря 2021 года, Минск

Ero mors tua, o mors!